Home » Культура » Русский кольчато-пластинчатый доспех

Русский кольчато-пластинчатый доспех

XV‒XVI веках русский защитный доспех претерпел значительные изменения. Они связаны с широким распространением кольчато-пластинчатых доспехов, которые серьёзно потеснили кольчугу в качестве основного защитного вооружения. Важнейшим фактором, повлиявшим на трансформацию доспехов, стала ориентализация военного дела. Свою роль сыграла и насущная необходимость обеспечить эффективную защиту от стрельбы степных лучников — и в то же время сохранить подвижность и гибкость сочленений доспеха. “Вестник Кавказа” представляет вниманию читателей исследование Военного обозрения

Разновидности кольчато-пластинчатого доспеха

Кольчато-пластинчатые доспехи представляют собой разновидность корпусной защиты, состоящей из металлических пластин, соединённых друг с другом при помощи вставок из кольчужных звеньев. Такой доспех совмещал высокую прочность пластинчатого бронирования с гибкостью и подвижностью, которые могут обеспечить кольчужные сочленения. С равной степенью эффективности он спасал воина и от укола стрелы, и от удара сабли. Чтобы его пробить, приходилось использовать чекан, кончар или пику с гранёным наконечником. Часто корпусный доспех дополнялся кольчужной бармицей, рукавами и подолом или же носился поверх мягкого тегиляя.

Знатный воин в бехтерце, начало XVI века. Реконструкция М.В. Горелика

Впервые конструкция кольчато-пластинчатого доспеха, по предположению М.В. Горелика, появилась в конце XIV века на Ближнем Востоке. Оттуда в следующем столетии она распространилась на Среднюю Азию, а затем через Золотую Орду — на территорию Московской Руси и Великого княжества Литовского. Траекторию этого заимствования можно проследить на примере названий, под которыми кольчато-пластинчатые доспехи упоминаются в документах. Все они имеют среднеазиатское, персидско-татарское происхождение.

Существовало несколько видов кольчато-пластинчатых доспехов, различавшихся кроем, количеством и размером металлических пластин, способом их вплетения в кольчужное полотно. Чаще всего к ним относятся бехтерцы, юшманы и калантари.

Бехтерец

Наиболее известным типом кольчато-пластинчатого доспеха был бехтерец. Это название происходит от монгольского слова бэктер — «панцирь» или «кольчуга», которое, в свою очередь, возможно, происходит от персидского слова бегтер с тем же значением. Как сам доспех, так и его название пришли на Русь из Средней Азии в XV веке. Первое документальное упоминание бехтерца встречается в духовной грамоте Григория Дмитриевича Русинова, датированной 1521–1522 годами: «…А со мною на службе доспеху шолом шамахеиской да бехтерец…».

Русский бехтерец, начало XVII века. Музей Войска польского в Варшаве

Однако нет сомнения, что к названному времени этот тип доспеха был уже хорошо известен. Например, в 1486 году московский посол при дворе миланского герцога Георг Перкамота сообщал, что воины Ивана III во время войны пользуются «лёгкими панцирями (corazzina), какие употребляют мамелюки султана». Автор в оригинале пользуется термином «пластинчатый», однако, по мнению А.Н. Кирпичникова, речь здесь скорее идёт о кольчато-пластинчатом доспехе, широко распространённом в то время среди турецких всадников. Сигизмунд Герберштейн, посетивший Москву в царствование Василия III, описывал вооружение русских всадников следующим образом: «Некоторые имеют кольчатый панцирь и нагрудный доспех (Brustharnist), состоящий из соединённых вместе колец и пластин, расположенных наподобие рыбьей чешуи». В доспехах такого рода изображены воины московской конницы на картине «Битва под Оршей» 1520-х годов. В Боярской книге 1555–1556 годов, десятнях XVI века и других документах поместной службы бехтерец упомянут 36 раз. Он является третьим по распространённости видом доспехов московского поместного войска.

Бехтерец XVI–XVII веков изготавливался из мелких прямоугольных пластин, соединённых кольцами с двух коротких боковых сторон и собранных вертикальными рядами с двойным или даже тройным нахлёстом пластин друг на друга. Кольца продевались с боков бахтерных пластин: одно кольцо в две пластины при двойном и в три — при тройном нахлёсте. Количество пластин, использовавшихся для изготовления доспеха, могло доходить до 1 500. Наиболее популярными были бехтерцы с 3–9 рядами пластин на груди и спине и кольчужными рукавами, боками и подолом. Кольчужные перемычки между бахтерными рядами состояли из трёх рядов колец. Иногда для усиления перемычки средний ряд колец дублировался ещё одним кольцом.

Плетение бехтерца с двойным и тройным нахлёстом пластин

Бехтерец имел вид куртки без ворота и без рукавов, с застёжками на плечах и правом или левом боку. На Востоке его часто делали приталенным, используя зауженные пластинки в центральных и боковых рядах. Кроме того, его могли снабжать рукавами и кольчато-пластинчатым подолом. Из-за жёсткой системы крепления вертикальных рядов пластин бехтерец несколько проигрывал кольчуге в гибкости, но превосходил её по прочности. Дополнительным плюсом было то, что на его производство уходило почти вдвое меньше времени, чем на изготовление кольчуги.

В Оружейной палате хранятся четыре экземпляра этого вида доспеха. Наиболее интересен бехтерец работы мастера Кононова, изготовленный в 1620 году для царя Михаила Романова. Грудь доспеха состоит из пяти рядов мелких пластинок (по 102 в каждом), спина — из семи рядов, правый бок — из двух, левый — из трёх рядов с расчётом, что третий ряд будет закрываться при застёгивании доспеха. В каждом боковом ряду по 57 пластинок. Всего в доспехе 1 509 пластинок. Они изготовлены из сталистого железа. Ширина почти всех пластинок одинаковая — 15 мм, толщина — 1 мм, длина различна в каждом ряду: в плечах пластинки длиннее, в талии — короче. Каждая пластинка выпукло-вогнутая, вычеканена специальным чеканом, следы которого ясно видны с внутренней стороны. К верхним пластинкам груди и спины прикреплены петли и ремни, при помощи которых доспех закрепляли на плечах. Пластинки доспеха с наружной стороны украшены золотом. Длина бехтерца работы Кононова 66 см, ширина — 55 см, вес — 12 кг. Доспех, поражающий своей красотой и изяществом отделки, в описи 1687 года оценён в 1 000 рублей.

Бехтерец работы мастера Кононова. Оружейная палата Московского Кремля

Юшман

Название «юшман» происходит от персидского названия наборного панциря джоу-шен, передававшегося татарами как юшан или юмшан. Нынешняя форма написания утвердилась в историографии лишь в XIX веке. Как и бехтерец, этот тип доспеха первоначально появился на территории Средней Азии или Ирана, а оттуда проник в Турцию и Россию. Впервые юшман упоминается в Духовной грамоте Григория Васильевича Жукова-Оплечуева 1540–1541 годов: «Да дал есми зятю своему Ивану Ондрееву сыну Мечева коню солов да юмшан».

Внешне юшман несколько напоминал бехтерец: его также кроили в форме куртки, часто при этом снабжая воротом, короткими рукавами и подолом. Большинство юшманов имели осевой вертикальный разрез и застёгивались на груди как кафтан. Главной особенностью этого типа доспехов был более крупный размер передних пластин, соединявшихся друг с другом, как и у бехтерца, в вертикальные ряды внахлёст при помощи кольчужных вставок. Для застёгивания доспеха к нагрудным пластинам прикреплялись крючки и пряжки. Для спинной части использовались пластины меньшего размера, но в большем числе. Боковые ряды юшманов могли состоять из одного, двух, иногда из трёх рядов, имевших скошенные и приталенные верхние пластины. На один доспех уходило около 100 пластин, в то время как в бехтерце их число достигало полутора тысяч. Впрочем, документы различают в юшманах «доски широкие» и «доски мелкие», что предполагает наличие мелкопластинчатых доспехов, сходных с бехтерцом.

Московский юшман XVII века из музея «Коломенское», Москва

Гибкость юшмана в сравнении с кольчугой была ещё ниже, чем у бехтерца. При этом его было труднее прогнуть тяжёлым ударом, ломающим кости. Несколько уступая бехтерцу по защитным свойствам, юшман в то же время был ещё менее трудоёмким в изготовлении. Его носили как самостоятельно, так и поверх кольчуги. Крупные пластины доспеха позволяли мастеру проявить свою фантазию при декоративной отделке.

Юшман не так уж часто упоминается в документах в сравнении с гораздо более широко представленным бехтерцом или кольчужным доспехом. Эта редкость контрастирует с большим числом имеющихся археологических находок юшманов, дошедших до нашего времени. Сегодня в Оружейной палате находятся три юшмана работы восточных оружейников.

Доспех царя Михаила Романова наиболее характерен для этого типа. Грудная часть включает три ряда пластин: в двух рядах — по шесть, а в третьем — восемь более мелких пластин. Спинная часть включает три ряда, в каждом по 18 пластин. На боках — по три ряда: в средних рядах по три пластины, а в крайних — по пять. Всего в доспехе насчитывается 106 пластин. Они изготовлены из стали, украшены богатой золотой насечкой, на некоторых едва заметны арабские надписи. Длина юшмана — 75 см, ширина в подоле — 50 см, вес — 14,7 кг.

Турецкий юшман XVI века. Арсенал, Стокгольм

Калантарь

Происхождение термина «калантарь» остаётся неизвестным. Исследователи обычно также относят его к числу восточных заимствований из татарского или персидского языков. Согласно предположению О.В. Шиндлера, он может происходить из персидского калантар— «старейшина племени», «предводитель», «старшина».

Первое упоминание о калантаре встречается в Кирилло-Белозерском списке «Задонщины», датируемом 1470-ми годами: «Кони ржуть на Москве, бубны бьють на Коломне, трубы трубят в Серпухове, звенить слава по всей земли русськой, чюдно стязи стоять у Дону великого (…) светяться калантыри злачены». Иван Грозный носил калантарь во время Казанского похода 1552 года: «И стояше весь вооружен во златыя броня, в рекомый калантырь, и готов на подвиг».

Калантарь турецкой работы. Музей армии, Париж

Описание калантаря, сохранившееся в описи Оружейной палаты 1687 года, говорит о его сходстве с юшманом: «Калантарь стальной, доски прорезныя, пряжи и наконечники и гвоздья железные золочены, застежки тесьма шелк зелен, червчат с золотом». Главное отличие между этими видами доспехов состоит в технике вплетения стальных пластин в кольчужное полотно. В бехтерцах и юшманах пластины находили одна на другую, образуя вертикальные ряды. В калантаре пластины вплетались в кольчужное полотно со всех четырёх сторон, имея вдоль каждого своего края отверстия для продевания колец.

По этому признаку О.В. Шиндлеру удалось распознать калантарь в доспехе, хранящемся в Государственном историческом музее в Москве под инвентарным № 68257. Доспех состоит из 54 квадратных пластинок, собранных на кольчужные кольца. У калантаря имеются кольчатые воротник, подол и рукава. С этим доспехом схож другой доспех турецкой работы, экспонирующийся сегодня в Музее армии в Париже.

Вестник Кавказа

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

Яндекс.Метрика