Home » Новости » Нагорный Карабах: уверенными шагами к новой войне?

Нагорный Карабах: уверенными шагами к новой войне?

9 мар в 8:00 Михаил Беляев специально для “Вестника Кавказа”

Надежды международного сообщества в связи с новыми возможностями для урегулирования нагорно-карабахского конфликта после прихода к власти в Армении Никола Пашиняна не сбылись. С момента “бархатной революции”, по итогам которой армянское государство спустя 20 лет вновь возглавил политик, не связанный с “карабахским кланом”, прошло чуть менее года.

Этого времени было достаточно для того, чтобы Никол Пашинян смог эффективно и жестко консолидировать всю полноту власти в своих руках. Фактически разогнав прошлый парламент с помощью подконтрольных ему акций протеста, Пашинян добился внеочередных выборов в ноябре 2018 года – в наиболее выгодное для него время, поскольку в тот момент обладал внушительным рейтингом популярности. В результате, сегодня в Национальном собрании 88 из 132 депутатов приходится на фракцию “Мой шаг”. При этом две остальные фракции – “Процветающая Армения” и “Просвещенная Армения” – оппозиционными назвать также нельзя, поскольку они идут в фарватере политики премьер-министра. Однако и без этих двух фракций, исполняющих роль “демократической декорации”, Никол Пашинян обладает убедительным большинством в Национальном собрании.

Силовой аппарат в виде СНБ и ССК также стоит на страже “интересов революции” – то есть, Никола Пашиняна – и в своих действиях может рассчитывать на практически беспрекословную поддержку судейского корпуса. Волна санкционированных судами арестов противников действующей власти, в первую очередь, Роберта Кочаряна, стала тому наглядным подтверждением. О том, насколько сильно армянская система правосудия подвержена влиянию исполнительной власти и “заказам на аресты” со стороны премьер-министра и его силовиков, свидетельствуют также нашумевшие записи прослушанных разговор между главами СНБ и ССК, достоверность которых не отрицается даже их непосредственными участниками.

Таким образом, сегодня говорить о неустойчивом внутриполитическом положении Никола Пашиняна, которое может помешать ему пойти на компромиссы в нагорно-карабахском урегулировании, не приходится.  Времени для того, чтобы выработать подходы к урегулированию, у армянского премьер-министра и его сторонников было достаточно. С момента завершения первого этапа революции, то есть, 23 апреля 2018 года, когда Серж Саргсян капитулировал перед Пашиняном, прошел почти год.

За это время правящая команда в Ереване сформировала свою стратегию поведения в контексте главного внешнеполитического вызова для страны – нагорно-карабахского конфликта с Азербайджаном. Причем стратегия новой армянской власти сформулирована достаточно четко: армяне Нагорного Карабаха, представленные “НКР”, должны стать третьей “равноправной стороной” в переговорах с Азербайджаном. Формула урегулирования “территории в обмен на мир”, предполагавшая возврат Азербайджану его оккупированных территорий вокруг Нагорного Карабаха, была официально исключена Николом Пашиняном. То есть, сегодня армянская сторона исключает даже возможность передачи азербайджанцам контроля над захваченными армянскими войсками районами вокруг Нагорного Карабаха. После этого в Баку возник вопрос, следует ли трактовать эту позицию как официальный отказ Еревана от переговоров. Ответ на него дал в феврале 2019 года глава спецслужб Армении Артур Ванецян, заявив в ходе поездки в оккупированный Физулинский район (находится за пределами Нагорного Карабаха): “Мы не сдадим ни сантиметра земли”. Более того, Ванецян обсудил с руководством непризнанной “НКР” программу заселения территорий вдоль берега реки Араз – естественно, речь идет об их заселении армянскими поселенцами вместо изгнанных оттуда азербайджанцев.  Наконец, министр обороны Армении Давид Тоноян запомнился жестким заявлением о том, что армянская армия в случае возобновления военных действий готова к ведению уже наступательных действий. Таким образом, армянское руководство дало четко понять, что Азербайджан должен забыть как про Нагорный Карабах, так и про захваченные территории вокруг бывшей автономии. На этом фоне отсылки армянских политиков к “милитаристской риторике” азербайджанского руководства не могут не вызывать удивления.

Во-первых, милитаристские заявления регулярно звучали всегда, причем с обеих сторон. В конце концов, Армения и Азербайджан находятся в состоянии войны, а не обсуждают совместное проведение чемпионата мира по футболу. Странно, если в Ереване действительно полагают, что в ответ на армянскую позицию “нам все, вам – ничего”, предполагающую отказ Баку от Нагорного Карабаха и семи районов вокруг него, Азербайджан будет признаваться в любви к оккупантам.

Во-вторых, с приходом новой власти в Армении, азербайджанская сторона не только снизила частоту “воинственных” заявлений, но и предприняла ряд практических мер по снижению напряженности на фронте. Так, на границе с Армении армейские подразделения были заменены пограничными войсками. Президент Ильхам Алиев после короткого разговора с Пашиняном в Душанбе дал согласие на создание “горячей линии” между военными двух стран с целью предотвращения фронтовых инцидентов. Частота инцидентов на линии соприкосновения армянских и азербайджанских сил была практически сведена к нулю, что было позитивно оценено международным сообществом и посредниками Минской группы ОБСЕ. Готовность Азербайджана к диалогу с Арменией была отмечена и министром иностранных дел РФ Сергеем Лавровым в середине января: “Думаю, что прозвучавшие из Баку заявления о готовности искать развязки заслуживают всяческой поддержки. Надеюсь, что армянские наши друзья ответят взаимностью”.

О том, что Баку до самого последнего момента стремился к проведению интенсивных переговоров, говорит и то, что глава МИД Азербайджана Эльмар Мамедъяров был готов встретиться со своим армянским коллегой Зограбом Мнацаканяном на полях Мюнхенской конференции по безопасности. “Мы пользуемся любой возможностью, чтобы встретиться”, – заявлял Мамедъяров еще до своей поездки в Мюнхен. В свою очередь, уже в Мюнхене глава МИД Армении в своем комментарии “Вестнику Кавказа” заявил о том, что никакая встреча с Мамедъяровым не планируется, отметив, что они обязательно поздороваются с азербайджанским министром, если случайно столкнутся в коридорах отеля “Bayerischer Hof”.

Наконец, если бы у Армении действительно было желание подключить армян Нагорного Карабаха к переговорному процессу и добиться тем самым определенной “легализации” непризнанного никем (включая и саму Армению) сепаратистского режима в Карабахе, то и здесь существовало бы пространство для компромисса. Для этого представители “НКР” могли бы начать контакты с азербайджанской общиной Нагорного Карабаха, что соответствовало бы также духу заявления глав МИД Армении и Азербайджана от 16 января 2019 года о необходимости предпринять “конкретные меры по подготовке народов к миру”. Вместо этого Никол Пашинян продолжил упорно настаивать на изменении формата переговоров, игнорируя тот факт, что как Азербайджан, так и сопредседатели Минской группы ОБСЕ эту инициативу отвергают. Более того, даже традиционно осторожный в своих заявлениях по нагорно-карабахскому вопросу ЕС устами еврокомиссара Йоханеса Хана высказал по этому вопросу весьма четкую позицию. Заявление Никола Пашиняна в Брюсселе о необходимости создания нового формата, целью которого является обеспечение участия Нагорного Карабаха в переговорном процессе Хан прокомментировал прямо и недвусмысленно: “Думаю, надо оставить все в действующем формате и не создавать нового”.

Что же движет сегодня армянским руководством? Едва ли причины носят идеологический характер. Ведь даже в своей книге “Обратная сторона Земли” премьер-министр пишет о необходимости возврата Азербайджану территорий вокруг Нагорного Карабаха: “…Мы в нашей газете критикуем сторонников твердой линии, а по субботам-воскресеньям сами говорим: ни пяди земли врагу. Что это? Ложь? Скорее противоборство сердца и разума. Сердце хочет, желает, чтобы равнина была его, чтобы горы Памира дробились под моим взглядом. А разум говорит: из-за части нельзя подвергать опасности целое и, как минимум, нужно заявить, громко заявить, что эти поля нам не нужны, что мы готовы эти земли возвратить — во имя мира. И мы возвращаемся: равнина заканчивается, значит, начинается Армения”. К слову, сегодня армянские власти говорят из Физули именно противоположное: “Ни сдадим ни сантиметра земли”.

Едва ли в армянских коридорах власти не отдают себе отчета в том, что международным сообществом нынешние действия Армении воспринимаются как намеренное торпедирование переговорного процесса, что неизбежно ведет к ослаблению позиций Еревана на дипломатическом поле. Пиар-стратегия “агрессивный мусульманский Азербайджан против многострадальной христианской Армении”, которую проводила армянская дипломатия на протяжении последних десятилетий, сегодня компрометируется действиями Пашиняна. Одним из объяснений позиции Никола Пашиняна может быть его желание доказать карабахским армянам, что он является “большим католиком, чем папа Римский” (в данном случае, карабахский клан) в вопросе Нагорного Карабаха. Тем самым, он старается развеять страхи общества о его готовности к “болезненным компромиссам”, выражаясь словами, сказанными в Ереване советником президента США по нацбезопасности Джоном Болтоном.

Но существует и более весомая причина. Власти Армении не в состоянии эффективно обеспечить реализацию предвыборных обещаний. Так, несмотря на обещания правительства решить проблему безработицы, госбюджет Армении на 2019 год не предполагает открытия новых рабочих мест. В 2018 году бегство капитала из страны достигло рекордных показателей. В прошлом году граждане Армении через банки перевели из Армении за рубеж 1 миллиард 188 миллионов 396 тысяч долларов – максимальный показатель с 2004 года. Данные статистического комитета Армении также неутешительны и свидетельствуют о заметном снижении роста экономической активности в прошлом году (5,8% в 2018 г. против 10,6% в 2017 г.), замедлении роста промышленности (12,6% в 2017 против 4,3% в 2018 г.), снижении сельскохозяйственного производства (-7,6%). Экономическая программа правительства, которая должна была объяснить рецепт пашиняновского “экономического чуда” названа ее критиками “сборником пожеланий и тостов”, поскольку в ней по многим вопросам отсутствуют конкретные цифры и прогнозы, и составители обходятся лишь общими формулировками. Даже лояльная Пашиняну парламентская “конструктивная оппозиция” раскритиковала эту программу, хоть и проголосовала за нее, очевидно не желая навлечь на себя гнев импульсивного премьер-министра. Не потекли в Армению и многомиллионные инвестиции из Евросоюза и США, а “тряска олигархов”, на которую рассчитывал премьер-министр, пока приносит куда более скромные результаты, чем ожидались. Около 20 миллионов “отступных” от Александра Саргсяна, брата экс-президента Сержа Саргсяна – явно не то, на что рассчитывали революционеры.

На столь неутешительном экономическом фоне наличие внешнего врага является для Пашиняна крайне важной декорацией для отвлечения населения от повседневных проблем. Спокойствие на фронте и все разговоры Баку и сопредседателей о подготовке народов к миру, диалоге и переговорам не вписываются в нынешнюю повестку армянской власти. В Баку армянские настроения уловили, и там иллюзий, похоже, уже не строят. Ильхам Алиев заявил на днях, что последние заявления Еревана недопустимы и тормозят процесс урегулирования. Завотделом администрации президента по внешнеполитическим вопросам Хикмет Гаджиев и вовсе заявил, что Армения парализовала процесс переговоров.

Почти одновременно министерство обороны Азербайджана объявило, что с 11 до 15 марта азербайджанская армия начинает широкомасштабные военные учения. В них примет участие до 10 тысяч военнослужащих, до 500 единиц танков, бронетехники, в том числе автомобильной и специальной техники, до 300 ракетно-артиллерийских установок разного калибра, реактивных систем залпового огня и минометов, до 20 единиц армейской и фронтовой авиации различного назначения. В ходе учений войска будут выполнять задачи по подготовке наступательной операции, нанесению ударов условному противнику на нескольких направлениях, прорыву его обороны и разгрому военных группировок, а также нанесению ракетно-артиллерийских ударов по военным и стратегическим объектам, расположенным в глубине обороны противника.

Задачи, поставленные перед армией во время учений, говорят сами за себя. Спровоцированная Пашиняном тупиковая политическая ситуация вокруг Нагорного Карабаха повышает риск того, что  с наступающим весенним потеплением разморозится и армяно-азербайджанский конфликт. При этом у Азербайджана сегодня есть объективное дипломатическое преимущество “конструктивной стороны”, поскольку армянское руководство совершило довольно дилетантские ошибки на дипломатическом поле, и в угоду тактическим внутриполитическим интересам пошло на грубый “фол” в переговорном процессе. 

Вестник Кавказа

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.

Яндекс.Метрика