Home » Новости » Иран перед лицом новых вызовов

Иран перед лицом новых вызовов

2 июл в 23:00 Орхан Саттаров, руководитель европейского бюро “Вестника Кавказа”

Иран входит в зону внутриполитической турбулентности, вызванную стремительным обесцениванием национальной валюты. Рекордное падение курса иранского риала наблюдается на фоне выхода США из ядерного соглашения с ИРИ и последовавших за ним новых американских санкций.

На прошлой неделе по иранским городам прокатились протесты. Они носили преимущественно социальный характер, однако было бы неверным недооценивать их политический компонент. Как и во время охвативших страну в конце 2017 года массовых акций протеста, когда в столкновениях погибли более 20 человек, в последние дни среди протестующих вновь были слышны лозунги против военной кампании Ирана в Сирии.  Резкое обострение внутриполитической ситуации было отмечено также и 1 июля, когда демонстрации в иранском городе Хорремшехр, вызванные перебоями водоснабжения, завершились жесткими столкновениями граждан с полицией. Как сообщает Al Arabiya, ситуация обострилась в субботу вечером, когда протестующие начали забрасывать полицейских камнями, а те в ответ применили слезоточивый газ. При этом демонстранты, по некоторым данным, выкрикивали антиправительственные лозунги. Сообщается, что было застрелено, по меньшей мере, четверо демонстрантов.

Команда Хасана Рухани оказалась в крайне непростом положении – с одной стороны, правительству надо срочно искать выход из сложной экономической ситуации. С другой стороны – нужно объяснить простым гражданам, почему сделка с Западом, с которой связывалось немало надежд на улучшение уровня благосостояния населения страны, так и не состоялась, а европейский бизнес так и не пришел в страну. Положение осложняется тем, что, как минимум, внешних предпосылок для стабилизации иранской экономики в данный момент не наблюдается. Самое позднее в середине июля истечет срок ультиматума, который ИРИ предъявила Евросоюзу. Как заявил 14 мая замминистра иностранных дел Ирана Аббас Аракчи, у ЕС есть от 45 до 60 дней, чтобы предоставить Ирану гарантии защиты его интересов, а также компенсировать убытки, вызванные действиями США. Если страны Евросоюза не выполнят требования Ирана в указанный срок, Тегеран должен будет принять “вынужденные решения”.

Шансы на то, что Европа такой ультиматум примет – невелики. Скорее всего, многомиллиардные инвестиции из Евросоюза, на которые рассчитывал Иран, так и не хлынут в страну, как минимум, до тех пор, пока президент Дональд Трамп и его команда будут проводить политику “максимального экономического давления” на Тегеран. До ноября нынешнего года все иностранные государства должны прекратить импорт нефти из Ирана, потребовал американский президент. Тому, кто не подчинится, как сообщил высокопоставленный чиновник госдепа, санкций не миновать.

В конце мая госсекретарь США Майк Помпео анонсировал “самые сильные санкции против Ирана в истории”. Как полагает ближневосточный эксперт Майкл Доран из Института Хадсона, эти угрозы будут иметь “ощутимый эффект”. “Европейцы, большие фирмы, должны будут делать выбор между США и Ираном – и с точки зрения бизнеса, решение здесь довольно простое”, – отмечает эксперт. Французская Total уже сообщила, что не сможет продолжить участвовать в газовом проекте “Южный Парс”, если не получит разрешение от администрации Трампа. Если разрешение не будет получено, что весьма вероятно, то долю французской компании в размере 50,1% может купить китайская CNPC. Дистанцировалась от ведения бизнеса в Иране и немецкая компания Wintershall, а также крупные перевозчики нефти и страховые компании. Одновременно Вашингтон начал работать над восстановлением блокировки Ирана международной банковской системой SWIFT.

Как отмечает эксперт DGAP Йозеф Брамл, после разрыва ядерной сделки с Ираном США могут прибегнуть к дальнейшим шагам против ИРИ, причем не только экономического характера. Если Трамп и его советники по безопасности придут к выводу, что Иран занимается созданием атомных бомб, они отреагируют быстро и проведут превентивные удары против Ирана. В отличие от азиатского региона и ситуации с Северной Кореей, где США осознают высокие риски для своих союзников и расквартированных в регионе американских солдат, в случае с Ближним Востоком Трамп и его кабинет не боятся военного столкновения. Скорее, наоборот, такое столкновение может оказаться востребованным, поскольку американские авиаудары могут лишь усилить нестабильность в далеком от США регионе. Этот сценарий очень хорошо вписывается в геополитическую концепцию правительства Трампа, и в рамках планируемой торговой войны представляет собой первую битву в глобальной конкуренции против таких соперников как ЕС и Китай. В частности, европейские государства столкнулись бы в таком случае как с проблемой санкций, так и с новыми потоками беженцев, считает эксперт.

По мнению Брамла, война также помешала бы Китаю вновь извлекать для себя дивиденды из западных санкций, нацеленных на третьи страны, в данном случае – на Иран. Политическая нестабильность в этом геостратегически важном регионе также осложнит Китаю доступ к необходимому для его дальнейшего экономического роста сырью.  

Сегодня Иран столкнулся с несколькими вызовами одновременно. На фоне наращиваемого экономического давления со стороны США, страна также сталкивается с попытками дестабилизации внутриполитической ситуации. Не исключено, что происходит это при активном содействии спецслужб иностранных государств. Проблема усугубляется тем, что в Иране на данный момент объективно высок уровень социального недовольства, и противникам иранской власти необходимо лишь найти способ направить социальный протест в политическое русло. Если с ноября сократится экспорт иранской нефти, то этот негативный тренд рискует лишь усилиться. Одновременно в последние месяцы усиливается военный прессинг Израиля против иранских формирований в Сирии. Вкупе с негативным отношением многих рядовых иранцев к сирийской кампании, это ставит перед Тегераном вопрос о пересмотре его дальнейшей военно-политической стратегии в САР, что чревато ослаблением геополитического влияния в регионе. Наконец, разрыв ядерного соглашения с США и, возможно, ЕС, а также акции протеста в стране неизбежно сократят влияние условных реформаторов во главе с президентом Хасаном Рухани и укрепят позиции консерваторов в Иране. На этом фоне нельзя исключать вероятность усугубления внутриполитических противоречий между двумя лагерями. Сможет ли иранское руководство справиться с этими вызовами, во многом зависит от того, насколько оно сможет сплотить вокруг себя иранское общество в эти непростые для государства времена.

Вестник Кавказа

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

Яндекс.Метрика